Областной межведомственный проект
При поддержке Правительства Воронежской области. Координатор проекта  департамент здравоохранения Воронежской области

Улыбнись

 

В раннем детстве меня повели на прием к окулисту. Как и предполагали родители, мне прописали очки. И никто не догадался, что я просто не знаю алфавит.

 Бабушка, я вас обследовал, вы здоровы. Объясните еще раз, на что вы жалуетесь?
 Да задыхаюсь я.
 А когда?
 Когда автобус догнать не могу.

 Мне очень не нравится ваш кашель.
 Не могу ничего поделать, доктор, другого нет...

Приходит старушка к врачу:
 На что жалуетесь? Что беспокоит? Что болит?  спрашивает доктор.
 Ой, милок, ноги не ходят, руки ломит, спина не разгибается, голова раскалывается.
 Ну что ж, так и запишем: «Ушиб всей бабушки».

 Алло! Доктор, приезжайте скорее! У моей жены приступ аппендицита!
 Ну что вы! Я вашей жене три года назад вырезал аппендицит. У человека не может появиться новый аппендикс!
 Зато у человека может появиться новая жена!

 Приходит мужчина к колдунье:
 Помогите, икота замучила, ко всем врачам обращался  ничем помочь не могут!
 Ладно. Повторяйте за мной: "Икота  икота, перейди на Федота…"
 Понимаете, дело в том, что я и есть Федот!

После осмотра врач говорит пациентке:
 Вы совершенно здоровы. Я только рекомендовал бы Вам больше бывать на свежем воздухе, а зимой теплее одеваться.
Дома муж спросил ее:
 Что сказал врач?
 Рекомендовал мне летом отдых на море, а зимой носить норковую шубу.

 

М.Зощенко "Операция"

Эта маленькая грустная история произошла с товарищем Петюшкой Ящиковым. Хотя, как сказать  маленькая! Человека чуть не зарезали. На операции.
Оно, конечно, до этого далеко было. Прямо очень даже далеко. Да и не такой этот Петька, чтобы мог допустить себя свободно зарезать. Прямо скажем: не такой это человек. Но история все-таки произошла с ним грустная.
Хотя, говоря по совести, ничего такого грустного не произошло. Просто не рассчитал человек. Не сообразил.
Опять же на операцию в первый раз явился. Без привычки.
А началась у Петюшки пшенная болезнь. Верхнее веко у него на правом глазу начало раздувать. И за три года раздуло прямо в чернильницу.
Смотался Петя Ящиков в клинику. Докторша ему попалась молодая, интересная особа.
Докторша эта ему говорила:
 Как хотите. Хотите  можно резать. Хотите  находитесь так. Эта болезнь не смертельная. И некоторые мужчины, не считаясь с общепринятой наружностью, вполне привыкают видеть перед собой эту опухоль.
Однако, красоты ради, Петюшка решился на операцию.
Тогда велела ему докторша прийти завтра.
Назавтра Петюшка Ящиков хотел было заскочить на операцию сразу после работы. Но после думает:
«Дело это хотя глазное и наружное, и операция, так сказать, не внутренняя, но пес их знает  как бы не приказали костюм раздеть. Медицина дело темное. Не заскочить ли, в самом деле, домой  переснять нижнюю рубаху?»
Побежал Петюшка домой.
Главное, что докторша молодая. Охота была Петюшке пыль в глаза ей пустить  дескать, хотя снаружи и не особо роскошный костюм, но зато, будьте любезны, рубашечка  чистый мадаполам.
Одним словом, не хотел Петя врасплох попасть.
Заскочил домой. Надел чистую рубаху. Шею бензином вытер. Ручки под краном сполоснул. Усики кверху растопырил. И покатился.
Докторша говорит:
 Вот это операционный стол. Вот это ланцет. Вот это ваша пшенная болячка. Сейчас я вам все это сделаю.
Снимите сапоги и ложитесь на этот операционный стол.
Петюшка слегка даже растерялся.
«То есть,  думает,  прямо не предполагал, что сапоги снимать. Это же форменное происшествие. Ой-ей, думает, восочки-то у меня неинтересные, если не сказать хуже».
Начал Петюшка Ящиков все-таки свою китель сдирать, чтоб, так сказать, уравновесить другие нижние недостатки.
Докторша говорит:
 Китель оставьте трогать. Не в гостинице. Снимите только сапоги.
Начал Петюшка хвататься за сапоги, за свои джимми. После говорит:
 Прямо, говорит, товарищ докторша, не знал, что с ногами ложиться. Болезнь глазная, верхняя  не предполагал. Прямо, говорит, товарищ докторша, рубашку переменил, а другое, извиняюсь, не трогал. Вы, говорит, на них не обращайте внимания во время операции.
Докторша, утомленная высшим образованием, говорит:
 Ну, валяй скорей. Время дорого.
А сама сквозь зубы хохочет.
Так и резала ему глаз. Режет и хохочет. На ногу посмотрит и от смеха задыхается. Аж рука дрожит.
А могла бы зарезать со своей дрожащей ручкой!
Разве можно так человеческую жизнь подвергать опасности?
Но, между прочим, операция закончилась прекрасно. И глаз у Петюшки теперь не имеет опухоли.
Да и носочки, наверно, он носит теперь более аккуратные. С чем и поздравляем его, ежели это так.


1927 г.

Приходит женщина на прием к врачу. Разделась до пояса и доктор принялся ее осматривать.
 Что-то Вы мне не нравитесь,  говорит врач.
 Да и вы доктор, не красавец!  обиженно восклицает женщина.

 Нервное заболевание Вашей жены не представляет опасности. С таким неврозом люди живут очень долго.
 А я, доктор, сколько протяну я?

 

М.М. Зощенко "История болезни"


      Откровенно говоря, я предпочитаю хворать дома.
      Конечно, слов нет, в больнице, может быть, светлей и культурней. И калорийность пищи, может быть, у них более предусмотрена. Но, как говорится, дома и солома едома.
      А в больницу меня привезли с брюшным тифом. Домашние думали этим облегчить мои неимоверные страдания.
      Но только этим они не достигли цели, поскольку мне попалась какая-то особенная больница, где мне не все понравилось.
      Все-таки только больного привезли, записывают его в книгу, и вдруг он читает на стене плакат: "Выдача трупов от 3-х до 4-х".
      Не знаю, как другие больные, но я прямо закачался на ногах, когда прочел это воззвание. Главное, у меня высокая температура, и вообще жизнь, может быть, еле теплится в моем организме, может быть, она на волоске висит - и вдруг приходится читать такие слова.
      Я сказал мужчине, который меня записывал:
      - Что вы, говорю, товарищ фельдшер, такие пошлые надписи вывешиваете? Все-таки, говорю, больным не доставляет интереса это читать.
      Фельдшер, или как там его, - лекпом, - удивился, что я ему так сказал, и говорит:
      - Глядите: больной, и еле он ходит, и чуть у него пар изо рту не идет от жара, а тоже, говорит, наводит на все самокритику. Если, говорит, вы поправитесь, что вряд ли, тогда и критикуйте, а не то мы действительно от трех до четырех выдадим вас в виде того, что тут написано, вот тогда будете знать.
      Хотел я с этим лекпомом схлестнуться, но поскольку у меня была высокая температура, 39 и 8, то я с ним спорить не стал. Я только ему сказал:
      - Вот погоди, медицинская трубка, я поправлюсь, так ты мне ответишь за свое нахальство. Разве, говорю можно больным такие речи слушать? Это, говорю, морально подкашивает их силы.
      Фельдшер удивился, что тяжелобольной так свободно с ним объясняется, и сразу замял разговор. И тут сестричка подскочила.
      - Пойдемте, - говорит, - больной, на обмывочный пункт.
      Но от этих слов меня тоже передернуло.
      - Лучше бы, - говорю, - называли не обмывочный пункт, а ванна. Это, говорю, красивей и возвышает больного. И я, говорю, не лошадь, чтоб меня обмывать.
      Медсестра говорит:
      - Даром что больной, а тоже, говорит, замечает всякие тонкости. Наверно, говорит, вы не выздоровеете, что во все нос суете.
      Тут она привела меня в ванну и велела раздеваться.
      И вот я стал раздеваться и вдруг вижу, что в ванне над водой уже торчит какая-то голова. И вдруг вижу, что это как будто старуха в ванне сидит, наверно, из больных.
      Я говорю сестре:
      - Куда же вы меня, собаки, привели - в дамскую ванну? Тут, говорю, уже кто-то купается.
      Сестра говорит:
      - Да это тут одна больная старуха сидит. Вы на нее не обращайте внимания. У нее высокая температура, и она ни на что не реагирует. Так что вы раздевайтесь без смущения. А тем временем мы старуху из ванны вынем и набуровим вам свежей воды.
      Я говорю:
      - Старуха не реагирует, но я, может быть, еще реагирую. И мне, говорю, определенно неприятно видеть то, что там у вас плавает в ванне.
      Вдруг снова приходит лекпом.
      - Я, - говорит, - первый раз вижу такого привередливого больного. И то ему, нахалу, не нравится, и это ему нехорошо. Умирающая старуха купается, и то он претензию выражает. А у нее, может быть, около сорока температуры, и она ничего в расчет не принимает и все видит как сквозь сито. И, уж во всяком случае, ваш вид не задержит ее в этом мире лишних пять минут. Нет, говорит, я больше люблю, когда к нам больные поступают в бессознательном состоянии. По крайней мере тогда им все по вкусу, всем они довольны и не вступают с нами в научные пререкания.
      Тут купающаяся старуха подает голос:
      - Вынимайте, - говорит, - меня из воды, или, говорит, я сама сейчас выйду и всех тут вас распатроню.
      Тут они занялись старухой и мне велели раздеваться.
      И пока я раздевался, они моментально напустили горячей воды и велели мне туда сесть.
      И, зная мой характер, они уже не стали спорить со мной и старались во всем поддакивать. Только после купанья они дали мне огромное, не по моему росту, белье. Я думал, что они нарочно от злобы подбросили мне такой комплект не по мерке, но потом я увидел, что у них это - нормальное явление. У них маленькие больные, как правило, были в больших рубахах, а большие - в маленьких.
      И даже мой комплект оказался лучше, чем другие. На моей рубахе больничное клеймо стояло на рукаве а не портило общего вида, а на других больных клейма стояли у кого на спине, а у кого на груди, и это морально унижало человеческое достоинство.
      Но поскольку у меня температура все больше повышалась, то я и не стал об этих предметах спорить.
      А положили меня в небольшую палату, где лежало около тридцати разного сорта больных. И некоторые, видать, были тяжелобольные. А некоторые, наоборот, поправлялись. Некоторые свистели. Другие играли в пешки. Третьи шлялись по палатам и по складам читали, чего написано над изголовьем.
      Я говорю сестрице:
      - Может быть, я попал в больницу для душевнобольных, так вы так и скажите. Я, говорю, каждый год в больницах лежу, и никогда ничего подобного не видел. Всюду тишина и порядок, а у вас что базар.
      Та говорит:
      - Может быть, вас прикажете положить в отдельную палату и приставить к вам часового, чтобы он от вас мух и блох отгонял?
      Я поднял крик, чтоб пришел главный врач, но вместо него вдруг пришел этот самый фельдшер. А я был в ослабленном состоянии. И при виде его я окончательно потерял свое сознание.
      Только очнулся я, наверно, так думаю, дня через три.
      Сестричка говорит мне:
      - Ну, говорит, у вас прямо двужильный организм. Вы, говорит, сквозь все испытания прошли. И даже мы вас случайно положили около открытого окна, и то вы неожиданно стали поправляться. И теперь, говорит, если вы не заразитесь от своих соседних больных, то, говорит, вас можно будет чистосердечно поздравить с выздоровлением.
      Однако организм мой не поддался больше болезням, только
      я единственно перед самым выходом захворал детским заболеванием - коклюшем.
      Сестричка говорит:
      - Наверно, вы подхватили заразу из соседнего флигеля. Там у нас детское отделение. И вы, наверно, неосторожно покушали из прибора, на котором ел коклюшный ребенок. Вот через это вы и прихворнули.
      В общем, вскоре организм взял свое, и я снова стал поправляться. Но когда дело дошло до выписки, то я и тут, как говорится, настрадался и снова захворал, на этот раз нервным заболеванием. У меня на нервной почве на коже пошли мелкие прыщики вроде сыпи. И врач сказал: "Перестаньте нервничать, и это у вас со временем пройдет".
      А я нервничал просто потому, что они меня не выписывали. То они забывали, то у них чего-то не было, то кто-то не пришел и нельзя было отметить. То, наконец, у них началось движение жен больных, и весь персонал с ног сбился. Фельдшер говорит:
      - У нас такое переполнение, что мы прямо не поспеваем больных выписывать. Вдобавок у вас только восемь дней перебор, и то вы поднимаете тарарам. А у нас тут некоторые выздоровевшие по три недели не выписываются, и то они терпят.
      Но вскоре они меня выписали, и я вернулся домой.
      Супруга говорит:
      - Знаешь, Петя, неделю назад мы думали, что ты отправился в загробный мир, поскольку из больницы пришло извещение, в котором говорится: "По получении сего срочно явитесь за телом вашего мужа".
      Оказывается, моя супруга побежала в больницу, но там извинились за ошибку, которая у них произошла в бухгалтерии Это у них скончался кто-то другой, а они почему-то подумали на меня. Хотя я к тому времени был здоров, и только меня на нервной почве закидало прыщами. В общем, мне почему-то стало неприятно от этого происшествия, и я хотел побежать в больницу, чтоб с кем-нибудь там побраниться, но как вспомнил, что у них там бывает, так, знаете, и не пошел.
      И теперь хвораю дома.

1936 г.

На упаковке активированного угля:
"Данный уголь не активирован. Чтобы активировать уголь, отправьте SMS на номер 3434!"
 

М.М. Зощенко "Больные"

      Человек - животное довольно странное. Нет, навряд ли оно произошло от обезьяны. Старик Дарвин, пожалуй что, в этом вопросе слегка заврался.
      Очень уж у человека поступки - совершенно, как бы сказать, чисто человеческие. Никакого, знаете, сходства с животным миром. Вот если животные разговаривают на каком-нибудь своем наречии, то вряд ли они могли бы вести такую беседу, как я давеча слышал.
      А это было в лечебнице. На амбулаторном приеме. Я раз в неделю по внутренним болезням лечусь. У доктора Опушкина. Хороший такой, понимающий медик. Я у него пятый год лечусь. И ничего, болезнь не хуже.
      Так вот, прихожу в лечебницу. Записывают меня седьмым номером. Делать нечего - надо ждать.
      Вот присаживаюсь в коридоре на диване и жду.
      И слышу - ожидающие больные про себя беседуют. Беседа довольно тихая, вполголоса, без драки.
      Один такой дядя, довольно мордастый, в коротком полупальто, говорит своему соседу:
      - Это, говорит, милый ты мой, разве у тебя болезнь - грыжа. Это плюнуть и растереть - вот вся твоя болезнь. Ты не гляди, что у меня морда выпуклая. Я тем не менее очень больной. Я почками хвораю.
      Сосед несколько обиженным тоном говорит:
      - У меня не только грыжа. У меня легкие ослабшие. И вот еще жировик около уха.
      Мордастый говорит:
      - Это безразлично. Эти болезни разве могут равняться с почками!
      Вдруг одна ожидающая дама в байковом платке язвительно говорит:
      - Ну, что ж, хотя бы и почки. У меня родная племянница хворала почками - и ничего. Даже шить и гладить могла. А при вашей морде болезнь ваша малоопасная. Вы не можете помереть через эту вашу болезнь.
      Мордастый говорит:
      - Я не могу помереть! Вы слыхали? Она говорит, я не могу помереть через эту болезнь. Много вы понимаете, гражданка! А еще суетесь в медицинские разговоры.
      Гражданка говорит:
      - Я вашу болезнь не унижаю, товарищ. Это болезнь тоже самостоятельная. Я это признаю. А я к тому говорю, что у меня, может, болезнь посерьезнее, чем ваши разные почки. У меня - рак.
      Мордастый говорит:
      - Ну, что ж - рак, рак. Смотря какой рак. Другой рак - совершенно безвредный рак. Он может в полгода пройти.
      От такого незаслуженного оскорбления гражданка совершенно побледнела и затряслась. Потом всплеснула руками и сказала:
      - Рак в полгода. Видали! Ну, не знаю, какой это рак ты видел. Ишь морду-то отрастил за свою болезнь.
      Мордастый гражданин хотел достойным образом ответить на оскорбление, но махнул рукой и отвернулся.
      В это время один ожидающий гражданин усмехнулся и говорит:
      - А собственно, граждане, чего вы тут расхвастались?
      Больные посмотрели на говорившего и молча стали ожидать приема.

 

1930 г

На приёме у врача:
- У вас вши есть?
- Есть.
- А чем вы их лечите?
- А они у меня не болеют!

 М.М. Зощенко " Медик"

Нынче, граждане, в народных судах все больше медиков судят. Один, видите ли, операцию погаными руками произвел, другой  с носа очки обронил в кишки и найти не может, третий  ланцет потерял во внутренностях или же не то отрезал, чего следует, какой-нибудь неопытной дамочке.
Все это не по-европейски. Все это круглое невежество. И судить таких врачей надо.
Но вот, за что, товарищи, судить будут медика Егорыча? Конечно, высшего образования у него нету. Но и вины особой нету.
А заболел тут один мужичок. Фамилия  Рябов, профессия  ломовой извозчик. Лет от роду  тридцать семь. Беспартийный.
Мужик хороший  слов нету. Хотя и беспартийный, но в союзе состоит и ставку по третьему разряду получает.
Ну, заболел. Слег. Подумаешь, беда какая. Пухнет, видите ли, у него живот и дышать трудно. Ну, потерпи! Ну, бутылку с горячей водой приложи к брюху  так нет. Испугался очень. Задрожал. И велит бабе своей, не жалеючи никаких денег, пригласить наилучшего знаменитого врача. А баба что? Баба всплакнула насчет денег, но спорить с больным не стала. Пригласила врача.
Является этакий долговязый медик с высшим образованием. Фамилия Воробейчик. Беспартийный.
Ну, осмотрел он живот. Пощупал чего следует и говорит:
 Ерунда, говорит. Зря, говорит, знаменитых врачей понапрасну беспокоите. Маленько объелся мужик через меру. Пущай, говорит, клистир ставит и курей кушает.
Сказал и ушел. Счастливо оставаться.
А мужик загрустил.
«Эх,  думает,  так его за ногу! Какие дамские рецепты ставит. Отец, думает, мой не знал легкие средства, и я знать не желаю. А курей пущай кушает международная буржуазия».
И вот погрустил мужик до вечера. А вечером велит бабе своей, не желая никаких денег, пригласить знаменитого Егорыча с Малой Охты.
Баба, конечно, взгрустнула насчет денег, но спорить с больным не стала  поехала. Приглашает.
Тот, конечно, покобенился.
 Чего,  говорит,  я после знаменитых медиков туда и обратно ездить буду? Я человек без высшего образования, писать знаю плохо. Чего мне взад-вперед ездить?
Ну, покобенился, выговорил себе всякие льготы: сколько хлебом и сколько деньгами  и поехал.
Приехал. Здравствуйте.
Щупать руками желудок не стал.
 Наружный,  говорит,  желудок тут ни при чем. Все, говорит, дело во внутреннем. А внутренний щупай  болезнь от того не ослабнет. Только разбередить можно.
Расспросил он только, что первый медик прописал и какие рецепты поставил, горько про себя усмехнулся и велит больному писать записку  дескать, я здоров, и папаша покойный здоров, во имя отца и святого духа.
И эту записку велит проглотить.
Выслушал мужик, намотал на ус.
«Ох,  думает,  так его за ногу! Ученье свет  неученье тьма. Говорило государство: учись  не учился. А как бы пригодилась теперь наука».
Покачал мужик бороденкой и говорит через зубы:
 Нету, говорит, не могу писать. Не обучен. Знаю только фамилие подписывать. Может, хватит.
 Нету,  отвечает Егорыч, нахмурившись и теребя усишки.  Нету. Одно фамилие не хватит. Фамилие, говорит, подписывать от грыжи хорошо, а от внутренней полная записка нужна.
 Чего же,  спрашивает мужик,  делать? Может, вы за меня напишете, потрудитесь?
 Я бы,  говорит Егорыч,  написал, да, говорит, очки на рояле забыл. Пущай кто-нибудь из родных и знакомых пишет.
Ладно. Позвали дворника Андрона.
А дворник даром что беспартийный, а спец: писать и подписывать может.
Пришел Андрон. Выговорил себе цену, попросил карандаш, сам сбегал за бумагой и стал писать.
Час или два писал, вспотел, но написал:
«Я здоров, и папаша покойный здоров, во имя отца и святого духа.
Дворник дома N 6.
Андрон».
Написал. Подал мужику. Мужик глотал, глотал  проглотил.
А Егорыч тем временем попрощался со всеми любезно и отбыл, заявив, что за исход он не ручается  не сам больной писал.
А мужик повеселел, покушал даже, но к ночи все-таки помер.
А перед смертью рвало его сильно, и в животе резало.
Ну, помер  рой землю, покупай гроб,  так нет. Пожалела баба денег, пошла в союз жаловаться: дескать, нельзя ли с Егорыча деньги вернуть.
Денег с Егорыча не вернули  не таковский, но дело всплыло.
Разрезали мужика. И бумажку нашли. Развернули, прочитали, ахнули: дескать, подпись не та, дескать, подпись Андронова  и дело в суд. И суду доложили: подпись не та, бумажка обойная и размером для желудка велика  разбирайтесь!
А Егорыч заявил на следствии: «Я, братцы, непри чем, не я писал, не я глотал и не я бумажку доставал. А что дворник Андрон подпись свою поставил, а не больного  недосмотрел я. Судите меня за недосмотр».
А Андрон доложил: «Я, говорит, два часа писал и запарился. И, запарившись, свою фамилию написал. Я, говорит, и есть убийца. Прошу снисхождения».
Теперь Егорыча с Андроном судить будут. Неужели же засудят?


1926 г.

Корреспондент спрашивает директора психбольницы, какой тест является критерием для выписки.
- Мы наливаем полную ванну воды, кладём рядом чайную ложечку и большую кружку и предлагаем освободить ванну от воды.
Корреспондент улыбается и говорит:
- Ну любой нормальный человек возьмёт кружку.
- Нет, - говорит директор, доставая из шкафа смирительную рубашку, - нормальный человек вынет пробку. 

На приеме у психиатра:
- Доктор, мне кажется, что я собака.
- Так-с... Ложитесь на кушетку, я вас посмотрю.
- Что вы! Мне нельзя на мебель залезать!

- Так, что у вас с рукой?
- Я сломал ее в двух местах, доктор.
- Будьте осторожны. Впредь избегайте таких мест.

 

 Привозят в больницу пострадавшего с обожжёнными ушами и спрашивают:
- Что ж с вами произошло?
- Я гладил штаны, а в это время зазвонил телефон, и я перепутал утюг с трубкой!
- Понятно, а второе ухо?
- Так надо было "Скорую помощь" вызвать!

 

 

Стук в дверь.
- Кто там?
- Это я, ваш доктор.
- Извините, доктор, я не могу вас принять. Я себя плохо чувствую.

Боксер, страдающий бессонницей, на приеме у врача.
Доктор советует:
 Ложась спать, считайте в уме: один, два, три и пока не заснете.
 Это не для меня, при счете 9 я вскакиваю на ноги.

Врач говорит пациенту:
 Вам необходимо каждый день совершать хотя бы небольшую прогулку.
 А в какое время, доктор? Может, утром сразу после того, как я разнесу почту?

 Этот доктор творит чудеса. Он буквально за минуту вылечил мою жену.
 Каким образом?
 Он сказал, что ее болезни-симптомы приближающейся старости.

 Сегодня был у зубного врача. Доктор сказал, что мне надо пользоваться зубной пастой «29», и пора подумать о пасте «28» или «27»

Пациентка спрашивает стоматолога:
 Доктор, а рвать зубы очень больно?
 Нет, Вы знаете, я их вырвал где-то с полторы тысячи и даже ни разу не поморщился.

 

К психиатру пришла женщина.
 Доктор, с моим мужем происходит что-то странное. Он каждое
утро пьет кофе
 Что ж здесь странного?
 Да, но потом он съедает чашку.
 Как, целиком?????
 Нет, ручку почему-то оставляет.
 Действительно странно,  задумчиво говорит доктор,  ведь
самое вкусное  это как раз ручка

 Моя правая нога не дает мне покою  болит и болит.
 Это возраст.
 Но левой ноге ровно столько же и она не болит.

Приходит пациент к врачу:
 Доктор, я чешусь.
Врач осмотрел его, выписал таблетки. Через некоторое время
больной приходит опять:
 Доктор, все равно чешусь.
Врач раздел, осмотрел и стал задавать вопросы:
 А после ванны чешетесь?
 Первые полгода не чешусь, а потом опять начинаю.

- Как Вы спите?
- Плохо. Вечером засыпаю рано, утром просыпаюсь поздно, зато
после обеда часами ворочаюсь - не могу заснуть.

 Доктор, у меня сильно выпадают волосы.
 Это потому что Вы нервничаете.
 Может быть, но это как раз потому, что у меня выпадают волосы!

- Вот  Вам  лекарство,  принимайте по 3 чайных ложки 2 раза в день.
- Доктор, но у меня дома только 2 чайных ложки...

Телефонный звонок:
 Алло, доктор, помогите. У моей жены болит голова и температура.
 Высокая?
 Да, метр восемьдесят пять!

 Доктор, у меня склероз!
 И давно это у Вас?
 Что давно, доктор?

- Доктор, у меня что-то не то  куда пальцем не ткну: в шею, в живот, в спину  везде болит!
- Ну-ка посмотрим, что у вас там Боже, да у вас же палец сломан!

 

 Доктор, у меня тик какой-то странный, как только начинаю пить чай, в глазу больно колет.
 А вы ложку из стакана вынимаете?

- Доктор, я себя плохо чувствую.

- Проглотите этот шуруп. Что-нибудь чувствуете?

- Да, я чувствую себя хуже.

- Все понятно, аллергия на шурупы!

 Доктор, а после операции я смогу играть на скрипке?

 Да.

 Ну и медицина! В жизни не держал в руках скрипку, а тут...

Женщина у психиатра в кабинете:

 Доктор, что мне делать? Мой сын уже второй день только и делает, что пускает мыльные пузыри

 Мадам, детям свойственно увлекаться играми, тут нет никаких причин для беспокойства!

 Вот и я то же самое говорю! А его жена почему-то очень беспокоится

Доктор заходит в палату и слышит, как один пациент с высокой температурой говорит своей жене, которая сидит у его кровати:
 Ты моя любимая, моя красавица, ты моя умница, самая прекрасная, мое золотце, ненаглядная!!!
Доктор, обращается к женщине:
 И давно у него бред начался?

 Доктор, что мне делать, у меня из ушей морковь растет!!!

 Да как же такое могло получиться?

 И сам не знаю, я сажал кабачки

Мужчина:
 Доктор, у меня жена ничего не слышит.
Врач:
 Пусть жена подойдет, посмотрим, пропишем таблетки, через день-два будет слышать.
Мужчина:
 Да, как же она придет  дорогу будет переходить, не услышит сигнала, попадет под машину
Врач:
 Ладно, тогда проведите дома эксперимент: когда зайдете домой записывайте на бумаге  10 шагов и кричите, затем 9 и т. д. Запишите со скольки шагов отзовется, скажите мне, а я пропишу ей лечение.
Пришел мужчина домой и пишет: «10 шагов» и кричит: Жена, что на ужин? Молчание.
Пишет: «9 шагов», кричит  нет ответа.
8 шагов 7 6
Подходит к жене на 1 шаг и кричит прямо в ухо: Жена, что на ужин?
Она ему отвечает: Я тебе десятый раз отвечаю  котлеты!

 

Мы в социальных сетях